Mutabor: история завода на Дубровке

В апреле 2019 года прошел первый вечер, посвященный открытию новой площадки Mutabor. Основатели Наташа Абель и Александр Лестюхин (Poima) просят не сравнивать её с «Армой» и позиционируют себя как центр культуры. Рассказываем историю нового «места силы» и как однажды там произошел теракт.

Что было до...

Источник: Катя Смолина для Mutabor

В 1929 году руководство СССР решило начать строительство первого в стране государственного завода по изготовлению подшипниковой продукции (ГПЗ-1). Уже через три года здание открылось, но активно изготавливать и продавать изделия оно начало только в 1939. Общая площадь завода — 378 тысяч м² (это как 53 футбольных поля).

В период Великой Отечественной Войны завод обеспечивал исключительно военную промышленность подшипниковой продукцией и даже несмотря на то, что его эвакуировали, он продолжал свою деятельность, но уже в местах эвакуации — Самара, Куйбышев, Саратов и другие.

В 60-е годы руководство решило модернизировать ГПЗ-1 и ввело три новых цеха, вычислительный центр и 200 автоматизированных и механических линий для производства подшипников. Статистика показывает, что в 1986 году был резкий подъем производительности: завод выпустил максимальное количество изделий за всю историю своего существования — 124 млн подшипников за год. В это же время на заводе работало 25 тысяч человек. Это в 12 раз больше нормы.

Период нулевых

Мы пообщались с главным энергетиком завода, Шохиным Сергеем Владимировичем, и выяснили, что было с ГПЗ-1 после распада Советского Союза.

В 2000 году завод купил холдинг «Европейская подшипниковая корпорация» и переименовал его в «ОАО Московский подшипник», после чего завод стал производить детали исключительно для РЖД.

Помещение, которое сейчас и занимает Mutabor, ранее было первой компрессорной станцией (всего таких на территории две) и занимает около двух тысяч квадратных метров, прилегающая к нему территория — примерно столько же. На ней находились четыре турбокомпрессора мощностью от 3000 КВт, которые снабжали воздухом весь завод. В одном из помещений была молотовая кузница, где ковали металл.

Источник: Ольга Алексеенко для Психо Daily

Именно поэтому на территории завода построили три градирни (их еще называют «охладительными башнями» или «бассейнами», которые способны понизить температуру большого количества воды путем направления потока атмосферного воздуха). В этих «бассейнах» и остужали горячие подшипники для выработки сжатого воздуха.

Источник: Ольга Алексеенко для Психо Daily

Теракт на Дубровке

Источник: Константин Кижель для ТАСС

23 октября 2002 года в Театральном центре «Московского подшипника» произошел теракт, который длился три дня. Группа чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым ворвалась в здание посреди мюзикла «Норд-Ост» и удерживала в заложниках 916 человек. По мнению российских властей, террористы хотели запугать людей, повлиять на власть РФ, и тем самым вывести российские войска с территории Чеченской Республики. В ходе акции погибли 174 человека. 28 октября был назначен днем траура. Хронику событий можно прочитать тут. В 2002 году канал Discovery продемонстрировал документальный фильм «Московская осада/The Moscow Siege».

Наше время

За исключением одного цеха, где изготавливаются подшипники, завод практически не функционирует. По словам Сергея Владимировича, руководство завода планирует полностью расформировать его и вывести все мощности с территории. Везде действует пропускной режим, охрана находится исключительно на КПП и периодически делает обходы по территории. Некоторые помещения закрыты насовсем, но многие сдаются в аренду под мероприятия или под спортивные секции. «В сепаратном цехе, например, народ баскетболом занимается. С левой стороны паркинг, там много кто в теннис играет», — говорит Сергей Владимирович.

Сейчас внутри компрессорной три сцены, которые открылись постепенно, друг за другом. Подвальные помещения основатели планируют открыть осенью. Наташа Абель поделилась своими чувствами с командой «Диссонанса» и рассказала, что хочет создать свой «микромир» с особенной атмосферой.

«Я хочу вместе с людьми пережить процесс создания. От мероприятия к мероприятию мы будем добавлять что-то новое, смотреть, как люди взаимодействуют с площадкой, какие-то вещи переставлять. Это будет процесс, рассчитанный года на три», — объясняет Абель.

Такой подход подчеркивает готовность проекта меняться, примерять разные форматы и прислушиваться к публике.

Источник: Camille Blake для Mutabor

Автор: Кристина Красовская для МЫИDЕМ

Подписывайтесь на нас в соц. сетях:
ВКонтакте
TelegramInstagram
Facebook